WSJ: Украина хочет оборвать связи с Россией, но не может

Украинские компании пытаются пробиться на европейский рынок, но их постигает неудача: конкуренции Западу они не составляют, к тому же от многолетних тесных связей с Россией отказаться сложно, пишет The Wall Street Journal.

МОСКВА, 18 мая — РИА Новости. Украина не может оборвать свои экономические связи с Россией, как бы она этого не хотела, пишет газета The Wall Street Journal.

С точки зрения СМИ, попытки переориентировать украинскую экономику на Запад даются местным компаниям тяжело — в настоящий момент конкурировать с европейскими фирмами им не удается.

Издание отмечает, что новое киевское правительство пыталось отдалиться от России разными способами: за счет соглашения об ассоциации с ЕС, за счет многомиллиардных займов, за счет так называемых антикоммунистических законов.

“Но повернуть свою экономику в направлении Запада — задача более тяжелая”, — пишет СМИ далее. В частности, из-за того, что множество предприятий тяжелой промышленности, появившихся во времена СССР, во-первых, обладают тесными связями с Россией и, во-вторых, не выдерживают конкуренции с Западом.

Издание пишет, что, с одной стороны, на Украине имеют место ярко выраженные антироссийские настроения: как пример, рекламные щиты в Бердичеве, неподалеку от Киева, извещают о военных победах против пророссийских “сепаратистов” на востоке Украины, памятник Ленину снесен, а слово “Россия” на одном из местных банков активисты закрасили цветами украинского флага.

Однако руководитель городского машиностроительного предприятия “Прогресс” Игорь Щесняков, который также воспринимает Россию врагом, пытается увеличить продажи привычным путем — за счет сделок с ней. “С одной стороны, это наш враг. Но мы не остановили торговлю. У меня тысяча людей на заводе. Они все хотят есть и кормить свои семьи”, — объясняет он WSJ. За последние два года заказы “Прогресса” из России сократились на две трети.

“Европа нас не ждет. Мы там не нужны. Мы пытаемся пробиться на европейский рынок, но наше участие в нем очень невелико, и больше оно не становится”, — добавляет Щесняков.

Его заместитель Геннадий Лозовский с ним согласен. “Технология в Европе лучше во много раз”, — объясняет он WSJ. Падение гривны еще больше усложнило ситуацию для “Прогресса”, поскольку предприятие зависит от импорта, добавил он, указывая на итальянский термометр и словацкий счетчик на своем столе.

Разумеется, “худшим ударом” для Украины оказалось то, что произошло с заводами в зоне боевых действий или неподалеку от нее. Однако от потери российского рынка страдают и предприятия, вроде “Прогресса”, которые находятся в сотнях километров оттуда.

Более крупных компаний это тоже коснулось: в частности, крупнейший сталелитейный завод страны, принадлежащий, в свою очередь, крупнейшей металлургической компании мира ArcerolMittal, был вынужден чуть ли не полностью прекратить продажи в Россию и искать новых клиентов на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Иначе ситуация обстоит с сельскохозяйственными предприятиями, которые не так зависят от России: некоторым из них удается даже процветать, однако такие фирмы — исключение из правил, пишет WSJ.

Согласно статистическим данным, которые приводит издание, из-за конфликта в Донбассе экспорт из Украины в Россию снизился в первом квартале 2015 года на 61,3%, экспорт в ЕС при этом сократился на одну треть. ВВП Украины в этот же период сократился на 17,6%, объем промышленного производства — более чем на одну пятую.

http://ria.ru/world/20150518/1065076788.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *